С.Нурси: между инициативой президента и «административным ресурсом»

Кажется, в регионах с установкой высших должностных лиц государства, в том числе президента в его эпохальном обращении после беслановской трагедии, о необходимости в процессе борьбы с терроризмом строго блюсти принцип межнационального и межрелигиозного согласия, в очередной раз чего-то напутали. Напомним, что Владимир Путин ясно назвал тех, кто будет так или иначе нагнетать рознь между народами и представителями различных религий, «пособниками террористов».

Между тем, в Омске то ли не поняли слов главы государства, то ли восприняли исключительно ту часть, где говорится о необходимости антитеррористической работы, не услышав второго и не менее серьезного для будущего страны наказа о важности стабильности в межнациональных отношениях, то ли вообще не представляют себе, как это возможно: бороться с терроризмом, не разрушая, что называется, дружбу народов.

На днях прокуратура Центрального округа Омска возбудила уголовное дело против жителя областного центра, задержанного сотрудниками УБОП и УФСБ в августе текущего года с партией брошюр турецкого богослова, жившего в конце 19 — начале 20 в.в, Саида Нурси «Плоды веры» (часть огромного труда «Рисале-и нур»), которую позже экспертиза признала экстремистской. В ходе предварительной проверки оперативники установили, что задержанный получил книги в одном из издательств (название издательства — тайна следствия) для дальнейшего распространения их на территории Омска и Омской области.

«Экспертиза, проведенная специалистом в области этнографии и музееведения, показала, что в брошюре пропагандируется неполноценность граждан по религиозному признаку, а также содержатся экстремистские высказывания», — сообщила пресс-секретарь облпрокуратуры Яна Вишнивецкая. Ко всему прочему, к делу был «пришит» еще и пантюркизм, по всей видимости, для придания ему политической остроты.

Итог всей этой кампании может оказаться весьма плачевным. Прокуратура Центрального округа Омска, куда дело было передано, по словам Вишнивецкой, «учитывая его значимость», завела на задержанного уголовное дело по первой части статьи 282 УК РФ («Возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды»).

В общем, на лицо классический пример того случая, когда бывший премьер Виктор Черномырдин говорил, что хотели, мол, как лучше, а получилось, как всегда.

То, что в Омске экспертиза признала книгу Саида Нурси экстремистской и разжигающей межконфессиональную рознь, – «это натуральная глупость», сказал нам имам-хатыб московской Мемориальной мечети, выпускник ведущего в мире исламского вуза «аль-Азхар» и один из наиболее авторитетных специалистов по Шариату в современной России Шамиль Аляутдинов. По его словам, труды С. Нурси «не имеют к этим обвинениям никакого отношения».

«Этот признанный ученый, живший в очень сложный период истории Турции — гражданской и первой мировой войны, — сказал Ш. Аляутдинов, — вел мирную проповедь, призывая людей к духовному совершенствованию». Имам Мемориальной мечети также опроверг утверждения о «сектантстве» С. Нурси и опасности так называемого «нурсизма».

Тот факт, что основой для обвинения послужили книги С. Нурси, вызывает недоумение и в мусульманском сообществе России в целом. Открывавший хоть раз в жизни труды этого ученого, знает, что, в первую очередь, он ставит перед человеком цель укреплять и развивать свою веру, любовь ко Всевышнему.

С. Нурси часто отмечает, что в наше время против разрушительного влияния безбожия можно противостоять лишь «мечом» сильной веры. О «Рисале-и нур» положительно отзываются не только российские муфтии, но и многие видные зарубежные ученые и богословы.

Сам Саид Нурси не один год прожил в России, был имамом мечети в Калуге. До сих пор живы люди, которые его помнят.

Также Ш. Аляутдинов отверг обвинения С. Нурси в пантюркизме. Прежде всего, он обратил внимание в этой связи на то, что ученый по национальности был курдом, т.е. принадлежал к народу, который не относится к тюркской группе.

В то же время имам Мемориальной мечети заметил, что «если мы возьмем любого российского писателя, мыслителя, то увидим, что почти все они болеют за свою родину, тепло отзываются о ней, переживают за свой народ». «Схожие мотивы можно встретить и у Саида Нурси. Так что никакого пантюркизма или еще чего-либо другого здесь нет», — заявил он.

Вообще, если говорить о пантюркизме, то это учение имеет мало общего с мусульманской религией. Ислам крайне отрицательно относится к попыткам деления людей по этническому признаку. В Коране сказано, что самый близкий для Аллаха — самый богобоязненный. В то же время пантюркизм призывает объединить все народы, говорящие на тюркских языках, не обращая внимание на их вероисповедание. Таким образом, для последователей этой идеологии первейшим является не вера, а кровь.

Но причиной для заведения дела послужили не только откровенно не впечатляющий уровень наших органов и даже не экспертиза богословского труда специалистом по этнографии и музееведению (с таким же успехом можно было поручить проверить книги С. Нурси пушкиноведу или зооморфологу), в результате чего человек может на четыре года оказаться за решеткой, но, вероятно, и попытки некоторых деятелей от религии в сложившейся ситуации в который уже раз вставить свои «пять копеек».

Как отметили журналисты одной из местных газет, когда еще в Управлении министерства юстиции РФ по Омской области и Отделе по делам национальностей и религий областного Министерства культуры толком не знали ничего о деле «нурсистов», в курсе событий оказался управляющий делами Духовного управления мусульман Сибири (ДУМС), входящего в Центральное духовное управление мусульман Т. Таджутдина, Фанис Шакирзянов. Он сказал буквально следующее: «Такие течения, как «нурсизм», в России надо прикрывать. Они вносят смуту в ряды мусульман: снимают квартиры, привлекают молодежь, обещают золотые горы. А следствие такой пропаганды — теракты».

В этой связи Ш. Аляутдинов напомнил историю двухгодичной давности в Екатеринбурге, где были задержаны два мусульманина, которые также были уличены в распространении книг турецкого ученого, которого на Урале ко всему прочему обвинили еще и в ваххабизме (что является откровенным бредом даже по сравнению с утверждениями о пантюркизме С. Нурси). Помимо этого, задержанным вменялось в вину то, что они, якобы будучи членами пантюркистской секты «нурсистов», готовили покушение на президента Узбекистана Ислама Каримова.

Уральское «дело ваххабитов», как его тогда назвала пресса и официальные лица, находилось на особом контроле у Генпрокуратуры. Однако позже оно было закрыто с официальной формулировкой «за недоказанностью». В связи с чем сотрудники органов откровенно посетовали на то, что им не удалось привлечь к ответственности «откровенных экстремистов».

И как обращает внимание Ш. Аляутдинов, далеко не последнюю роль в этой истории сыграл конфликт между двумя соперничающими местными отделениями централизованных мусульманских организаций – Совета муфтиев России и Центрального духовного управления мусульман. По мнению имама Мемориальной мечети, труды С. Нурси в «екатеринбургском деле» «просто стали поводом для разрешения междоусобиц и давления одних на других», т.к. из всего выходило, что одна из сторон противостояния распространяла экстремистскую литературу.

В общем, «дело о книгах С. Нурси» в Омске, как и ранее «дело екатеринбургских ваххибитов-нурсистов», продемонстрировало не только некомпетентность и профессиональную беспомощность отечественных «борцов с экстремизмом», у которых непременные подозрения вызывает даже мусульманская фамилия в паспорте и само слово «Ислам» и готовых запретить сегодня С. Нурси, завтра имама аль-Газали, а затем и сам Коран, но и полную безответственность тех, кто берет на себя право выступать от имени мусульман.

И именно подобные «административные рычаги» способны в очередной раз довести любое начинание власти, даже такое жизненно важное для страны, как сохранение межнациональной и межрелигиозной стабильности, до ее противоположности, порождая недовольство среди невинно пострадавших от сотрудников «органов» и им сочувствующих, а также настраивая обывателей посредством рекламы имитации бурной деятельности «борцов с экстремизмом» в СМИ против ни в чем не повинных соседей-мусульман.