«Почему путь безбожия и заблуждения столь тяжел и мучителен, что никто не должен бы вступать на него?»

Вопрос. В предыдущих указаниях вы доказали, что из-за легкости пути заблуждения, являющегося разрушением и агрессией, многие люди вступают на этот путь. Однако в других брошюрах, опираясь на твердые и ясные аргументации, вами было доказано, что путь безбожия и заблуждения настолько тяжел и затруднителен, что никто не должен бы вступать на него, и по нему невозможно идти. А путь веры и истины настолько легок и несомненен, что каждый должен бы встать на него…

Ответ. Есть два вида безбожия и заблуждения. Первый вид проявляется деяниями и является побочным (не основанным на суждении), отвергает и отрицает предписания веры. Этот вид заблуждения легок, так как является простым непринятием истины, отказом от нее (без основательного суждения). Именно этот вид заблуждения показан в брошюрах легким.

Второй вид безбожия и заблуждения не только проявляется деяниями, но является суждением, основанным на убеждении и идее. Это не просто непринятие веры, а отдельная идеология, противоположная истинам веры; это принятие ложного и утверждение обратного истине. Этот вид – не только отрицание предписаний веры и противоречие им, а их противоположность. Это не просто непринятие веры, что было бы легко, а принятие небытия (небытия Творца, Иного мира и т.д.). Доказав это небытие, его возможно принять. По правилу: “Небытие доказать невозможно”, доказать небытие, конечно же, нелегко.

Следовательно, безбожие и заблуждение, показанное в других брошюрах трудным и тяжелым в степени невозможности его принятия, относится к этому виду, и тот, у кого есть хотя бы крупица разума, не должен вступать на сей путь. Кроме того, как твердо доказано в брошюрах, на этом пути есть такие ужасные страдания и удушающий мрак, что имеющий хотя бы крупицу разума не пожелает этого пути.

Если будет задан вопрос: “Каким же образом большинство людей идет по такому очень мучительному, мрачному и тягостному пути?”.

Ответ. Попав на этот путь, не могут сойти с него. А также от того, что растительные и животные начала, имеющиеся у человека, не видят и не осознают конечных результатов и подавляют тонкие человеческие чувства, люди не желают сходить с этого пути и находят утешение в неких сиюминутных временных наслаждениях.

Вопрос. Если будет сказано: в заблуждении есть столь ужасные страдания и страх, что неверующий не только не должен был бы получать от жизни наслаждение, но и даже не захотел бы жить. Его должны бы мучить эти страдания и страхи. Ибо человек по своей природе привязан к бесчисленным созданиям и любит эту жизнь, но, вместе с тем, он постоянно сталкивается со смертью. Из-за своего неверия он видит свою смерть как исчезновение навечно и вечное расставание, а смерть всех созданий, своих друзей и любимых – в виде казни и вечной разлуки с ними. Как может жить человек, который постоянно перед своими глазами видит смерть – из-за своего неверия – в таком страшном виде? Как он может получать наслаждение от жизни?

Ответ. Живет, обманывая себя неким поразительным заблуждением, в которое ввел его дьявол, и ему кажется, что он получает наслаждение. Укажем на его суть одним известным примером, а именно:

Говорят, что страусу сказали: “Лети, раз у тебя есть крылья”. А он, прижав крылья, сказал: “Я верблюд”, и не полетел. Но попал в капкан охотника. Думая: “Пусть охотник меня не заметит”, зарыл голову в песок. Однако, оставив свое огромное тело на виду, сделал его мишенью для охотника. Затем ему сказали: “Раз ты верблюд, то неси груз”. Тогда он раскрыл крылья и, сказав: “Я же птица”, уклонился от несения груза. Но, оставшись без хозяина и без еды, он стал мишенью для нападения охотников.

Точно так же, подобно этому страусу, безбожник, оставив абсолютное неверие перед небесным призывом Корана, перешел в колеблющееся неверие. Если ему сказать: “Раз ты считаешь, что смерть и гибель являются уничтожением навечно, виселица же (т.е. могила), которая тебя ждет, – перед твоими глазами… Как может жить тот, кто постоянно видит ее? Как он может радоваться?”. Тот человек под влиянием милости Корана, обращенной ко всем, и его всеобъемлющего света скажет: “Смерть не является небытием, должно быть, есть вечность”. Или же, подобно страусу, зароет свою голову в песок беспечности, с тем, чтобы смерть не видела его, могила не стояла перед глазами, а гибель не пронзила его своей стрелой.

Одним словом, посредством колеблющегося неверия неверующий человек уподобляется страусу: когда он видит смерть и гибель в виде уничтожения навечно, твердые сообщения Корана и Небесных Писаний в отношении бытия иного мира дают ему надежду (что есть вечность), и неверующий, цепляясь за нее, не берет на себя страшные страдания (исходящие от вечного небытия). Если в этот момент ему сказать: “Раз мы уйдем в вечный мир, то для прекрасной жизни в том мире необходимо нести бремя религиозных обязанностей”, тогда человек, с точки зрения своего колеблющегося неверия, скажет: “Может быть, иного мира и нет. Зачем же мне стараться, если его нет?”. То есть, когда он избавляется от страданий уничтожения навечно с позиции вероятности вечного мира, которую дает это положение Корана, перед ним предстает бремя религиозных обязанностей. Тогда с позиции вероятности небытия, исходящей от колеблющегося неверия, против этого бремени он цепляется за эту вероятность, и избавляется от него. Ему кажется, что, он, следовательно, с этой точки зрения, получает в этой жизни больше наслаждений, чем верующий, так как он избавляется от бремени религиозных обязанностей посредством вероятности, исходящей от его неверия; а с позиции вероятности, исходящей от веры (в вечный мир), он не берет на себя вечные страдания. Между тем, это ложное суждение, наущаемое дьяволом, весьма поверхностно, бесполезно и временно.

Таким образом, у Мудрого Корана есть своего рода сторона милости, обращенная и к неверующим, которая, наводя их на предположение (о бытии вечного мира), в некоторой степени избавляет их от того, чтобы их мирская жизнь превратилась в ад. И они живут этим предположением. Иначе бы они и в этом мире страдали от духовных адских мук, напоминающих Адские муки иного мира, и были бы вынуждены покончить жизнь самоубийством.

Итак, о верующие! Войдите, веруя и доверившись, под защиту Корана, который спасет вас от уничтожения навечно и от адских мук этого и иного мира, и, повинуясь и принимая, войдите в круг Сунны. Избавьтесь от несчастья в этом мире и от мук – в ином!

Из Тринадцатого Сияния